Публикации

Размышления о понимании истории и проблемах исторического образования

М.: РАН. 2019 - 48 с. ISBN 978-5-907036-66-6

Речь пойдет не о философии, не о методологии, а именно о некоторых аспектах понимании истории. Понимания, чуждого наукообразию, историографической игре в бисер и абстрактному теоретизированию с нагромождением вычурных слов. Не ради истины, а ради оригинальничания, ныне столь ценимого и хорошо субсидируемого. Говоря о сложных вещах, я хотел бы отметить, что глубина нередко подменяется сложностью. Я не сторонник терминологических и иных усложнений с запутанным, не ясным смыслом, обремененным к тому же иноязычными определениями. Вопрос лишь об адекватной и полезной обществу интерпретации.

Мне представляется, что именно прикладное значение истории сейчас особенно общественно значимо. Важно оно и для утвеждения позиций самой исторической науки.

Будучи специалистом по западноевропейскому и византийскому средневековью, я не собирался специально заниматься проблемамми исторической теории как таковой. Лишь состояние растерянности, встречаемое подчас у моих коллег при смене идеологических детерминат и парадигм, рассуждения о кризисе исторической науки как таковой, постоянные и настойчивые требования к историкам дать оценки актуальным для общества событиям и явлениям побуждают к размышлениям о самом понимании истории, её возможностей, её роли.

В нашей науке укореняется мысль, что на рубеже XX-XXI веков происходит "историографическая революция", когда предшествующие ей традиционная "объективистская" историография и последующая за ней постмодернистская, субъективистская историография заменяются новой интегралистской, междисциплинарной наукой, рождающейся в обстановке упомянутого кризиса исторической мысли.

Но давайте сначала поразмыслим о кризисе. Во-первых, сам по себе кризис не обязательно означает регресс, нечто подразумевающее негативную коннотацию. Напротив, он может быть переломным моментом в переходе к новому качеству. Но в любом случае он подразумевает коренное изменение, слом. А есть ли это внашей науке? Уже давно Э. Трёльч определил кризис так: "Если мы сегодня постоянно слышим о кризисе исторической науки, то речь идет не столько об историческом исследовании ученых-специалистов, сколько о кризисеисторического мышления людей вообще. То и другое издавно расходятся. В этом плане не может быть ни кризиса, ни изменения до тех пор пока в истории вообще придают значение истине, научной строгости, близкой, насколько это возможно, к естественным наукам точности...". Я вполне разделяю эту позицию. Дело в другом.


Дополнительная навигация

 

Напишите нам