Мероприятия

Археологические исследования на месте 14 корпуса Московского Кремля: первые результаты

Апр 2016 19

pict_02

Н.А. Макаров, А.В. Энговатова, В.Ю. Коваль

Археологические исследования на месте 14 корпуса Московского Кремля: первые результаты

Пресс-релиз

Московский Кремль – одна из самых притягательных точек для археологов, исследующих русское средневековье. Археологический потенциал Кремля был осознан исторической наукой еще в XIXв., сбор археологических древностей при проведении строительных и реставрационных работ достаточно рано вошел в практику, археологами были разработаны различные схемы развития города в древнейший период его истории. Тем не менее, многие важные моменты история формирования городского поселения на холме между Москвой-рекой и Неглинкой остаются не проясненными, а Кремль можно с полным основанием назвать недостаточно изученным археологическим памятником. Большую часть XXв. Кремль, как место расположения высших органов государственной власти, оставался закрытым или «полузакрытым» для исследователей древности. Главным источником археологических материалов в этой ситуации служили не археологические раскопки с полным или частичным вскрытием древних напластований и сооружений, а наблюдения и фиксация культурного слоя при хозяйственных и инженерных работах. Даже при строительстве КДС в 1959-1960 гг. раскопки проводились лишь на отдельных участках, с большой поспешностью. Формат этих исследований не давал возможности для полноценного изучения состава культурного слоя, систематического сбора артефактов и расчистки средневековых построек. Лишь раскопки на Подоле Московского Кремля, в Тайницком саду, проведенные Институтом археологии РАН в 2007 г., положили начало научным раскопкам в соответствии с современными методиками.

Демонтаж 14 Корпуса Кремля открыл уникальную и неожиданную для ученых перспективу археологического изучения восточной части Кремлевского холма, где находились уничтоженные в 1929 г. Чудов и Вознесенский монастыри и Малый Николаевский дворец. Археологические изыскания на этой территории открывают возможность, во-первых, выявления и исследования исторических построек двух монастырских комплексов, являвшихся важнейшими центрами религиозной жизни Московской Руси, во-вторых, исследования «домонастырских» напластований, древнейших (XII - первой половины XIV вв.) культурных отложений, связанных с освоением и обустройством этой части городской территории в период от основания Москвы до княжения Дмитрия Донского. Однако вопрос о том, в какой мере эта возможность может быть реализована, до последнего времени оставался неясен. Трудно было оценить степень сохранности культурных напластований и остатков построек, определить, что уцелело после масштабных строительных работ начала 1930-х гг. Более того, неясным оставалось и точное местоположение монастырских построек. Снос монастырей не сопровождался составлением и передачей в музейные хранилища топографической документации, фиксирующей места соборов и привязки их к ныне существующим постройкам. Поэтому первая задача, которая встала перед археологами, – выявление местоположения построек и определение степени их сохранности, закладка шурфов и разведочных раскопов в тех точках, где, основываясь на старых чертежах, могли находиться утраченные соборы, монастырские и светские постройки.

Работы были начаты в ноябре 2015 г. и включали закладку нескольких шурфов и раскопов между Ивановской площадью и Спасской башней. Вскрыты сравнительной небольшие площади – в общей сложности около 200 кв. м. Развернуть изыскания на более широких площадях, одновременно с продолжающимися работами по демонтажу современных зданий, технически затруднительно. В шурфах выявлены части построек Малого Николаевского дворца (заложен в 1775 г. по проекту М. Казакова), Екатерининской церкви Вознесенского монастыря (1817 г., построена по проекту Карла Росси), трапезной, соединенной с церковью Благовещения и Алексеевской церковью Чудова монастыря (конец XVII в.). В переотложенном состоянии зафиксированы фрагменты белого камня, происходящие из Вознесенского собора Вознесенского монастыря (заложен в 1407 г., разрушенная в 1929 г. постройка была возведена в 1588 г.). Хотя расчищены лишь небольшие части исторических зданий, полученные материалы позволяют сравнительно точно локализовать некоторые утраченные постройки и представить современное состояние их остатков.

Археологические исследования показали, что остатки трапезной и церквей XVII в. Чудова монастыря имеют хорошую сохранность: расчищен западный угол фундамента церкви с престолами в честь Благовещения и св. митрополита Алексия, построенной в 1680-х гг., в кладке которого использованы надгробия первой и второй половины XVII в. – белокаменные плиты с резным декором и крупные валуны (рис. 1-3). Кладка повреждена перекопом советского времени, но даже эти разрушения не смогли уничтожить монументальный вид фундамента, уложенного с использованием глиняного и известкового растворов. Другим шурфом раскрыта часть северной стены трапезной Чудова монастыря, в конструкцию которой в XIX в. был вмонтирован отопительный канал. Хорошо сохранились и фундаменты Малого Николаевского дворца, подведенные под казаковскую постройку в 1880-х гг. архитектором А.Н. Шохиным (рис. 4). Эти постройки оказались за пределами участка застройки 1932-1934 гг., на Ивановской площади. В перспективе вскрытые их части могут быть объектами музейного показа.

Большой интерес представляют и культурные напластования XII-XIV вв., сформировавшиеся на исследуемом участке до возникновения монастыря. Эти напластования сохранились на толщину не менее 50 см (верхняя часть утрачена при строительстве 1930-х гг.), характер культурного слоя и состав находок свидетельствуют об освоении восточной части Кремля не позднее конца XII в. и об интенсивной «городской жизни». Состав находок (стеклянные браслеты (80 обломков), фрагменты стеклянных сосудов, металлические украшения женского костюма) обычен для древнерусских городов второй половины XII-XIII вв. (рис. 5), но в Московском Кремле отложения этого времени мало исследовались. Среди наиболее выразительных предметов - стиль для письма (писало), находки которых в городах Северо-Восточной Руси не столь многочисленны, как в Новгороде (рис. 6). Не меньший интерес представляет массовый керамический материал, поскольку посуда древнейшего периода истории Москвы изучена на территории Кремля фрагментарно и выводы о ней археологам приходится делать в основном по находкам с других территорий, удаленных от центра города.

Среди находок, относящихся к более позднему времени (второй половины XIII – XV вв.) следует выделить такой предмет, как свинцовая текстильная пломба (рис. 7) второй половины XIV в. с надписью «DIX», принадлежащая городу Диксмёйде в Западной Фландрии (современная Бельгия). Подобные пломбы удостоверяли качество фламандского сукна, поступавшего на мировые рынки, поэтому эта пломба является свидетельством вовлечения Москвы в крупную международную торговлю. Находка части тисненой фляги (рис. 8), произведенной в Хорезме в XIV в., также, возможно, свидетельствует о торговых связях Москвы, только уже не с Европой, а со странами Востока. Однако не исключен и иной вариант объяснения этой находки: хорезмийский сосуд мог быть привезен сюда ордынцем, проживавшим в Москве.

Меньше всего находок связано с XV веком – это обломок поливной погребальной чашечки и 2 обломка терракотовых плит с рельефным декором. Однако среди находок этого времени выделяются обломки штукатурки с фресковой росписью (рис. 9), являющей собой следы внутреннего убранства соборов XIV-XV вв. Присутствие на исследуемой территории монастырских книжников подтверждается находками металлических деталей книжных застежек (рис. 10-11).

Продолжение раскопок даст возможность более точно определить конструктивные особенности и датировку остатков построек и получить новые данные о первоначальном освоении территории восточной части Кремля.

Более полную версию статьи можно посмотреть на сайте Институт археологии РАН http://www.archaeolog.ru/index.php?id=2&id_nws=342&zid=9


Дополнительная навигация

 

Напишите нам