Мероприятия

Выставка-презентация работ художников Татьяны Козьминой «Евгений Онегин. Роман в красках» и Надежды Сипполь «Евгений Онегин. От романа в стихах к фильму. Киноэскизы».

Фев 2015 09

2015_Евгений Онегин афиша

 

Большой конференц-зал 9 февраля 2015 г. в 16.00 День памяти А.С.Пушкина
«Евгений Онегин» Роман в красках Выставка - презентация работ художников Татьяны Козьминой – Рукописная книга «Евгений Онегин» и Надежды Сипполь –"Евгений Онегин. От романа в стихах к фильму. Киноэскизы"


В презентации принимают участие:
В. Багно, Т. Козьмина, Л. Агамалян, Т. Краснобородько, А. Траугот, Н. Сипполь, А. Кабанин, Б. Васильев, А. Захаренков, С. Денисенко, О. Муравьева


Собранием представителей литературных и культурно-просветительных учреждений и организаций в 1921 г. была утверждена Декларация о Всероссийском чествовании памяти Пушкина в день его смерти.

В преддверии этого дня, 9 февраля, Институт русской литературы (Пушкинский Дом) Российской академии наук отдаст дань памяти поэта. Это будет не только Пушкинский, но и Онегинский день. Впервые публике представят рукописную книгу «Евгений Онегин», созданную художницей Татьяной Козьминой. Художница не пошла по пути иллюстрирования знаменитого романа в стихах, она создала свой мир романа, восполнив текст изданного произведения пушкинскими вариантами онегинских строк, публикуемых обычно в «Примечаниях» и «Дополениях».
«Листать книгу из конца в конец мучительно, а вычитывать фрагменты отдельно не так интересно, как посадив пропущенные строки непосредственно в текст, - говорит Татьяна Козьмина, - поэтому я решила переписать для себя роман в стихах целиком... Не покушаясь на традицию, я сделала один личный экземпляр, в котором все вставки выделены устройством макета книги: что-то скрыто в заворотах страниц, а большие объёмы текста задрапированы калькой».
Это оригинальное авторское произведение приглашает литературоведов, художников, искусствоведов, историков книги, издателей к разговору о феномене рукописной книги, о ее глубоких традициях и современных воплощениях.

В дискусси примут участие: директор ИРЛРИ РАН Всеволод Багно, художники Татьяна Козьмина, Александр Траугот, Александр Кабанин, искусствовед Борис Васильев, хранитель рукописей и библиотеки А. С. Пушкина Татьяна Краснобородько, генеральный директор издательства «Вита Нова» Алексей Захаренков, учёные-пушкинисты.
В Литературном музее Пушкинского Дома откроется выставка Надежды Сипполь "Евгений Онегин. От романа в стихах к фильму. Киноэскизы"
Панорамные киноэскизы к пока не осуществленному стихотворному экранному воплощению одного из величайших произведений русской литературы показывают, что такая экранизация реальна. Выставка даёт возможность погрузиться в мир героев романа, перенестись в достоверно воссозданную эпоху.
Экспозицию дополняют ценные издания из фондов Пушкинского Дома, среди которых прижизненные издания романа, иллюстрации художников – современников поэта, юбилейные издания. Благодаря внимательному изучению этих редких книг и альбомов, художнице удалось создать глубокий и тонкий «пушкинский» образ будущего фильма.
Начало в 16.00 в Большом конференц-зале Пушкинского Дома.
Справки по тел.+7921 3219885 Дарья Осинская
**************
Татьяна Андреевна Козьмина родилась в Ленинграде, окончила факультет графики Института живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина. Член Союза художников России с 1991 г. Специализируется в авторской
литографии, работает в печатных и других графических техниках, занимается экслибрисом, авторской книгой, живописью.
Почему я переписала для себя «Евгения Онегина»
Цветы, любовь, деревня, праздность...
А.С.Пушкин
Нет ничего удивительного в том, чтобы любить Пушкина. «Евгений Онегин» - моя настольная книга с юношеских лет. В 1984 году я оказалась в Старой Ладоге, и так вышло, что живу тут уже 30 лет в крошечном деревянном доме, уцелевшем с ХIХ века. Мой муж – историк искусства, музейщик, исследователь разрушенных фресок. Мне тоже нравится восстанавливать прошлое. Жизнь в нашей деревенской усадьбе располагает к восприятию атмосферы позапрошлого века; вокруг следы древнейшей истории, знаменитые монастыри, остатки парков дворянских имений.
Перечитывая «Евгения Онегина», я всегда сожалела о пропусках и утратах текста. В моём издании 1938 года пропущенные строфы и строчки таятся в конце книги. Поразительно, что набранный петитом Пушкин – тот же великолепный, бесподобный Пушкин! Даже если эта схема публикации рассчитана на идеального читателя, мне видится какая-то несправедливость: произведения, не изданные при жизни, и даже уничтоженные самим поэтом, но каким-то чудом уцелевшие, есть в основном корпусе собрания сочинений, а замечательные куски «Евгения Онегина» максимально удалены от внимания. В «Примечаниях» встречаем план и оглавление романа названием глав –замечательно! В разделе «Варианты» - целый клад сокровищ, но им не так-то просто воспользоваться. К третьей главе, например: «После строфы Х в рукописи было... После строфы ХХI в рукописи было...» Листать книгу из конца в конец мучительно, а вычитывать фрагменты отдельно не так интересно, как посадив пропущенные строки непосредственно в текст – ведь даже если знаешь стихи наизусть, то уж нумерацию строф помнить проблематично. У меня давно возникло непреодолимое желание увидеть весь текст подряд. Я не учёный, не пушкинист, но, кажется, такого издания, как мне хотелось бы иметь, не существует. Поэтому я решила переписать для себя роман в стихах целиком.
Вероятно, есть всё же веские причины хрестоматийной формы издания «Е.О.» Не покушаясь на традицию, я сделала 1 личный экземпляр, в котором все вставки выделены устройством макета книги: что-то скрыто в заворотах страниц, а большие объёмы текста задрапированы калькой («Альбом Онегина», «Путешествие Онегина»).
Переписывание от руки – чудесная игра с перемещением во времени, дань уважения.
Изобразительный ряд не является иллюстрацией романа, а представляет соответствия из моей жизни событиям и настроениям Пушкинских строк.
Тетрадки, из которых собрана моя книга, писались по очереди, без точного предварительного расчета – дальше одной главы я не могла спланировать макет, так как он сложный, и я не являюсь в этом деле профессионалом. Потом я сделала коллажную тканевую обложку и сама переплела книгу. От начала до конца работа заняла 9 месяцев – с сентября 2011 до конца мая 2012 года.
Татьяна Козьмина


Дополнительная навигация

 

Напишите нам