Мероприятия

Пожар в библиотеке ИНИОН РАН

Янв 2015 30

742

Сообщение о пожаре на последнем этаже трехэтажного здания ИНИОН поступило в пятницу поздно вечером. В ночь на субботу МЧС сообщало о локализации возгорания. Около суток ушло не его тушение. По предварительным данным, причиной могла стать неисправность в электропроводке. Площадь пожара, по предварительным данным МЧС, составляет около 2 тысяч квадратных метров. Обрушилась кровля на площади около 1 тысячи квадратных метров, а также часть внешней стены.

Президент РАН Владимир Фортов оценил ущерб от пожара в 15% от всего фонда библиотеки в 10 миллионов единиц хранения.

Директор Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) РАН Юрий Пивоваров надеется, что ценную библиотеку института, в здании которого произошел сильный пожар, удастся сохранить в старом здании, и переезжать не придется."Меня, конечно, обнадеживают слова президента РАН, что мы сможем куда-то переехать, но, может быть, удастся сохранить здесь библиотеку, восстановить эту часть здания. Может быть, не придется переезжать, это очень затратно. Впрочем, сегодня ещё рано об этом говорить", — сказал Пивоваров.

ИНИОН — крупнейший научный информационный центр России в области социальных и гуманитарных наук. Его библиотека насчитывает 14,2 миллиона экземпляров на древних, современных восточных, европейских и русском языках, в том числе редкие издания XVI — начала XX веков.

РИА Новости http://ria.ru/society/20150131/1045227148.html#ixzz3QZzuFNWB

 

Пожар в библиотеке ИНИОН РАН прокомментировал директор Института этнологии и антропологии, академик-секретарь Отделения историко-филологических наук РАН Валерий Тишков.

"В Фундаментальную библиотеку общественных наук на бывшей улице Маркса-Энгельса, что через дорогу от Ленинки, я записался в начале 4 курса в 1962 года, чтобы получить доступ в спецхране к зарубежным книгам по проблеме послевоенного устройства мира, ибо тема моей курсовой и затем дипломной работы была "Позиции США на Потсдамской конференции". В отдельном небольшом читальном зале я читал таких авторов воспоминаний и научных трудов, как Корделл Хэлл, Гарри Трумен, военный министр Симпсон, Уинстон Черчилль и другие.

В книжных формулярах книг, где отмечались читатели, довольно часто стояла только одна фамилия из предыдущих читателей: "академику Майскому на дом" и даты выдачи. То есть, кроме тогдашнего академика Ивана Михайловича Майского и меня-студента, некоторые из этих книг никто не читал! Кстати, там же для открытого пользования хранились огромные фолианты "Commulative Index of Books", "New York Times Index" за многие годы.

Позднее я узнал, что ФБОН, который превратился в ИНИОН и переехал в новое здание, хранит со времен войны еще одно очень важное книжное собрание. Слава Богу, что книги не пострадали в этом пожаре, но хочу выразить слова сочувствия и поддержки основателю ИНИОН академику В.А. Виноградову и нынешнему директору академику Ю.С. Пивоварову, а также сотрудникам библиотеки. А тем, кто хочет стать академиком, записывайтесь в эту библиотеку. Я надеюсь, что спецхрана там теперь нет, но сама библиотека есть и обязательно возродится от пожара".

http://www.rg.ru/2015/02/01/biblioteca-site-anons.html

 

Отделение историко-филологических наук Российской академии наук выражает свое искреннее сожаление сотрудникам ИНИОН РАН и размещает комментарии наших коллег.

Черных Евгений Николаевич. Д.и.н., проф., член-корр. РАН, зав. лаб. естественнонаучных методов Института археологии РАН

Дорогие коллеги, для меня и для моего ближайшего окружения случившееся с ИНИОН – это истинная трагедия. Ведь с самых первых шагов нашей научной жизни мы все в большей или меньшей степени оказались связаны с этим хранилищем ценнейшей для нас информации. На этих материалах было создано большинство наших произведений – от дипломных университетских работ вплоть до кандидатских и докторских диссертаций, равно как и фундаментальных книг.

Требование к Правительству – именно требование – одно: восстановить как можно скорее, хотя бы то, что осталось. И не где-нибудь на неведомых просторах «Новой Москвы», а именно здесь, на том привычном для ученых месте. И пусть тогда сразу же утихнут мгновенно вспыхнувшие разговоры о «столь удобном для москвичей месте для Торгового Центра» – ведь ИНИОН посещали куда как меньше людей, чем грядущий ТЦ. Очень надеемся!

Н. В. Корниенко, член-корр. РАН, зав. Отделом новейшей русской литературы ИМЛИ РАН

В последние 15 лет библиотека ИНИОН была главной моей библиотекой, здесь я работала каждую неделю. Богатейшие фонды. Прекрасный зал газетной периодики. Только здесь в течение дня можно было получить некоторые издания, и ты мог держать на своей полке книги столько, сколько требует твоя работа. Никакой формалистики! Заинтересованное и сердечное отношение к читателям-посетителям. Пожар в ИНИОН - страшный символ для Года литературы. У меня одно предложение: средства, выделенные на проведение Года литературы, передать на восстановление библиотеки. Это будет лучшее применение средств, выделенных на окололитературные шоу и карнавалы... Без них культура не умрет, а без ИНИОН - беда.

Председатель Архивного совета РАН, член-корреспондент РАН В.П.Козлов

Будучи руководителем Архивной службы России в 1992-2009 годах ( в 1992-1996 гг. в качестве заместителя руководителя) каждое утро с тревогой перед уходом на работу смотрел телевизор, со страхом ожидая известий о беде в архивах страны.Привычка сохранилась до сего дня. И для этого были и есть причины. После ухода в отставку, издав книгу "Бог сохранял архивы России", не раз слышал упрек от коллег : дескать, не Бог, а мы сохранили архивы в тяжелый период нашей истории. С этим нельзя не согласиться. Но что может сделать архивист или библиотекарь, если электропроводка - аллюминиевая, а трубы отопления, как было в РГАДА до начала 2000-х годов ,- чугунные 1903 г. изготовления? Уповать только на волю Бога или на благосклонность Правительства.
Сейчас рано делать какие-либо выводы, чтобы парировать угрозы для других депозитариев исторической памяти. У меня имеется три версии причин беды. И одна из них очевидна - усталость несовременной инфраструктуры библиотеки. Она взывала к руководству страны и РАН разрушающейся наружной подъездной лестницей - одним из архитектурных украшений здания. Два искусственных пруда, которые, кажется, должны были являться одним из элементов градирни - регулятора климата в хранилищах - так и не были никогда заполнены водой, превратившись в мусорные ямы. И это совсем рядом от Калужской площади, где гордо стоит городской архив-красавец! Не увидели и не услышали, теперь пугая народ еще одной, совсем для него непривычной пока бедой.

Сергей Карпов, академик РАН, декан исторического факультета МГУ

Дорогие коллеги, с болью и прискорбием узнал об этой ужасной трагедии для всей гуманитарной науки. С ИНИОНОМ нас связывают многие годы плодотворного сотрудничества. Целые поколения историков МГУ работали в его стенах и сотрудничали в его изданиях. Все мы благодарны ИНИОНу за ту огромную и полезную работу, которую он осуществлял и, уверен, будет продолжать осуществлять. Университет и его исторический факультет готовы всячески помогать Институту в этот трудный час. Мы надеемся, что большая и ценнейшая часть фондов все же сохранена. Спасение ИНИОНа, его драгоценных собраний, поддержка его сотрудников - важнейшая задачи страны и руководства Академии.

П.Г.Гайдуков, заместитель директора Института археологии РАН, член-корреспондент РАН

Пожар в ИНИОН - трагедия национального масштаба!

Хочется высказать директору Института академику Ю.С.Пивоварову и всему коллективу сотрудников слова поддержки и пожелание стойкости и мужества в преодолении последствий этой катастрофы. Ведь главная задача сегодняшнего дня - это спасение спасенных от огня, но пострадавших от воды книг. В этом коллектив Института должен получить действенную своевременную помощь и поддержку от РАН, ФАНО и Правительства РФ.

Книжное собрание, хранящееся в ИНИОН - достояние человечества! С 1980-х годов мне доводилось работать в этой библиотеке. Но в особенной степени я оценил это собрание в 2007-2010 гг., когда при подготовке к изданию осуществлял выверку гигантского научного аппарата рукописи книги "История древнерусских денежных систем" Н.П.Бауера, погибшего в блокадном Ленинграде в 1942 г. Со многими необходимыми мне книгами, которых не оказалось в крупнейших библиотеках страны, я смог познакомиться лишь в ИНИОН.

академик В.С. Мясников

ИНИОН и фундаментальная библиотека РАН до последнего дня располагались в одном здании и образовывали единый научно-информационный комплекс, который уже в конце 80-х годов XX века по всем показателям превосходил Библиотеку Конгресса США.

Я работаю как исследователь в ФБОН РАН с 60-х годов прошлого века. Этот комплекс такое же культурное достояние России, как Большой театр или Эрмитаж. Поэтому, та трагедия, которая произошла два дня тому назад, - это наше национальное бедствие.

Считаю необходимым, чтобы вопрос о воссоздании этого комплекса был внесён в повестку дня Общего собрания РАН, которое намечено на конец марта. Именно на этом собрании и нужно обсудить конкретные планы обустройства книгохранилищ и хранилищ уникальных документов, а также рабочих помещений для коллектива Института и Библиотеки, разумеется, включая и читальные залы. Воссоздание ИНИОН-ФБОН РАН даёт нам шанс оснастить этот комплекс новейшими технологическими достижениями.

Член-корреспондент РАН А.Л. Топорков

Пожар в ИНИОН - это трагическое событие для нашей культуры. Остается только надеяться, что основная часть книжных фонды не пострадала. Я много лет являюсь читателем ИНИОНа и представляю, к каким драматическим последствиям приведет для нашей научной жизни даже временная приостановка деятельности этого института. Насколько я понимаю, здание после пожара не подлежит восстановлению. Считаю необходимым обратиться к президенту РФ, в правительство РФ, в мэрию Москвы с просьбой выделить место для строительства нового здания ИНИОНа и финансирования этого строительства. Принципиально важно, чтобы это место находилось в черте Москвы и было реально доступно для сотрудников ИНИОНа и читателей, проживающих в Москве. Хотел бы напомнить, что часть книжных фондов ИНИОНа, составляющих библиотеки Института мировой литературы РАН и Института славяноведения РАН, уже много лет складирована и недоступна для сотрудников этих институтов. Считаю правильным заранее предусмотреть размещение этих книжных фондов в новом здании ИНИОНа.

Владимир Михайлович Алпатов, Член-корреспондент РАН

Событие, безусловно, трагическое. Рано говорить о причинах, но уже идут сообщения о петарде, о намерении уничтожить здание ради постройки торгового центра и т.д., и т.п. Может быть, всё было специально организовано так, чтобы здание не подлежало восстановлению, а люди не пострадали; книги же кому сейчас так уж нужны? Всё, к сожалению, характерно для наших дней. Остаётся лишь провести инвентаризацию, а затем думать, как всё по возможности восстанавливать, в том числе и из личных пожертвований.

 Д.В. Фролов, Член-корреспондент РАН

Дорогие коллеги! ИНИОН всегда был уникальной библиотекой. Это профессиональная библиотека гуманитарного научного сообщества высочайшего уровня, и по обширности фондов и по квалификации работников библиотеки. Мы все там чувствовали себя дома. Теперь мы все погорельцы. А на Руси погорельцам всегда помогали всем миром. Необходимо сделать все, чтобы ИНИОН возродился. Помимо всех уже сделанных предложений, добавлю еще два. Может быть, сделать фонд ИНИОН, чтобы собирать пожертвования на восстановление библиотеки. Можно также обратиться к студентам, которые могли бы оказать посильную необходимую помощь.

Кукушкин Юрий Степанович, академик РАН, профессор Московского государственного университета

Случившееся с ИНИОН глубоко потрясло меня и вызвало воспоминания о работе в этой прекрасной библиотеке благодарность к ее сотрудникам. ФБОН Академии наук СССР, которая сегодня носит название ИНИОН, входит в число крупнейших библиотек мира и по богатству своих фондов могла поспорить с Библиотекой Конгресса в Вашингтоне, с Британским музеем и Французской национальной библиотекой. Необходимо немедленно приступить к ликвидации последствий той ужасной беды, которая постигла ИНИОН, и позаботиться о том, чтобы это уважаемое и такое нужное всем ученым и преподавателям вузов учреждение как можно скорее было восстановлено и открыло свои двери читателям. В восстановлении утраченных фондов ИНИОН должны принять самое деятельное участие Российская Государственная библиотека, Библиотека иностранной литературы и все крупные библиотеки Петербурга и других Российских городов. Современная техника также должна быть использована для спасения ценных поврежденных изданий. Надо все силы специалистов в области библиотечного дела направить на скорейшее восстановление этого важного очага науки и культуры. Государство должно позаботиться о финансировании восстановительных работ и об их организации, проследить за тем, чтобы спасение ИНИОН не затягивалось и быоло выполнено в кратчайшие сроки.
Хочется надеяться, что дирекция ИНИОН и все академическте руководящие органы с честью выполнят эту большу, ответственную работу работу.

Б.В. Базаров, директор ИМБТ СО РАН, Чл.-к. РАН

Коллектив Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН выражает колективу ОИФН РАН глубокое сочувствие в связи с ущербом, нанесенным институту случившимся пожаром. Большинство сотрудников ИМБТ СО РАН пользуются библиотечными фондами ИНИОН и информационными и научными изданиями, выпускаемыми этим институтом.
Считаем, что ИНИОН выполняет очень важную функцию информационного обеспечения не только в рамках РАН, но и в целом гуманитарной науки на евразийском пространстве. Призываем Президиум РАН и Правительство РФ сделать все необходимое для восстановления нормального функционирования ИНИОН РАН в кратчайшие сроки.

И.Ф. Попова, директор ИВР РАН

Гибель миллионов (!) книг из собрания ИНИОН РАН - огромная гуманитарная трагедия для всей нашей страны и нашей культуры. Невосполнимой может быть и утрата одной книги, утрата же собрания книг – это гибель труда поколений людей, им себя посвятивших, – тех, кто их писал, издавал или переписывал, реставрировал, собирал, хранил... Никакое Интернет-издание никогда не заменит живую книгу, как кино не заменит театр, а мир за стеклом – ощутимую реальность.
От имени всех сотрудников Интитута восточных рукописей РАН, многие из которых как читатели хранят благодарность библиотеке ИНИОН, я выражаю свое сочувствие Юрию Сергеевичу Пивоварову и всем сотрудникам Инстиитута научной информации по общественным наукам РАН и желаю им мужества в это трудное время. Мы верим, что Вашими усилиями библиотека возродится, и мы готовы принести в дар книги разных лет издания из обменного фонда ИВР РАН, а также электронные копии редких изданий, утраченных Библиотекой при пожаре.

А. И. Иванчик, академик РАН

Что такое ИНИОН, никому из российских гуманитариев объяснять не надо – без работы в его библиотеке в нашей стране были немыслимы серьезные исследования в этой области. Ни по богатству фондов (особенно иностранной литературы и периодики), ни по их доступности, с ИНИОНом не может сравниться никакая другая российская библиотека, даже РГБ и петербургская БАН. Как и многие коллеги, я начал работать в этой библиотеке еще в студенческие годы, при написании дипломной работы, и с тех оставался ее постоянным читателем. Уверен, что без нее многие мои работы не были бы написаны, или были бы написаны гораздо позже, когда появилась возможность работать в зарубежных библиотеках. Был я и постоянным читателем библиотек Института славяноведения и балканистики и Института мировой литературы, до их закрытия и перевозки книг в здание ИНИОН, где они теперь, по-видимому, полностью погибли. В этих библиотеках, как и в основной библиотеке ИНИОН, было немало книг, имевшихся в России в единственном экземпляре.

В последние два десятилетия посетители библиотеки не могли с грустью не замечать повсюду очевидные следы бедности и обветшания инфраструктуры: финансирование ИНИОН было просто позорно нищенским. В этих условиях и сотрудники ИНИОН, и его директор, один из лучших отечественных историков Ю.С. Пивоваров, делали все, что в человеческих силах, для того, чтобы поддерживать и развивать библиотеку, одновременно проводя собственные научные исследования: ведь ИНИОН был не только библиотекой, но и научным институтом, и одним из главных центров научной информации. Благодаря их усилиям, в том числе и развитию международных контактов и обменов, библиотека продолжала комплектоваться, проводилась библиографическая работа, шло составление баз данных и оцифровка материалов. В ИНИОНе размещались два важнейших центра международного сотрудничества – Центр франко-российских исследований и Германский исторический институт, с которыми у ИНИОН были общие проекты.

Пожар в этой библиотеке – настоящая катастрофа для российской гуманитарной науки, для которой хорошая исследовательская библиотека – один из главных рабочих инструментов, ничуть не в меньшей мере, чем приборы и установки для физиков-экспериментаторов. Это событие ставит под угрозу само существование в нашей стране глубоких и профессиональных исследований в гуманитарных науках, и надеяться на то, что ее фонды заменят доступные в интернете публикации, могут либо люди, предельно далекие от гуманитарных исследований, либо недоучки, занимающиеся их имитацией. И дело здесь не только в физической гибели книг (масштабы этих потерь еще только определяются), а еще и в том, что и к уцелевшим книгам может быть закрыт доступ на годы – их потребуется заново каталогизировать и искать для них подходящее помещение. Поэтому совершенно необходимо выделение экстраординарного и крупного финансирования на скорейшее восстановление этой уникальной библиотеки.

Пожар в ИНИОН, одной из причин которого было многолетние недофинансирование, не позволявшее обеспечить и самые насущные его потребности, заставляет в который уже раз задуматься о судьбе других библиотек и архивов нашей страны – ведь финансирование многих из них находится в еще худшем положении. Например, финансирование Петербургского филиала Архива РАН, в котором хранятся архивы Ломоносова, Эйлера и множество других уникальных документов, находится на таком уровне, что временами его не хватало даже на охрану, и это во времена экономического благополучия 2000-х годов. Что уж говорить про установку современных средств пожаротушения.

Если российские власти и общество хотят сохранить свою историческую память, да и просто остаться частью цивилизованного мира, эта ситуация должна быть немедленно изменена. Чтобы сохранить архивы и библиотеки, в них надо вкладывать средства. И это задача ничуть не менее важная, чем поддержание экономики или расходы на оборону.


Ссылка:
Пресс-конференция

Дополнительная навигация

 

Напишите нам